Главное меню

Азовская сессия ПАСЕ: чем важно для Украины новое решение из Страсбурга

Украинские моряки, захваченные россиянами в ноябре во время акта открытой вооруженной агрессии, являются военнопленными. Это – факт...


Украинские моряки, захваченные россиянами в ноябре во время акта открытой вооруженной агрессии, являются военнопленными. Это – факт, пишет корреспондент "Европейской правды" Сергей Сидоренко, из Страсбурга, передает "Техно сотня".

Украине еще необходимо его юридически доказать (и Киев уже начал это делать, подав иск в Европейский суд по правам человека), но даже до такого признания реальность не меняется. Есть Женевская конвенция 1949 года об обращении с военнопленными, и она не оставляет сомнения: Россия не только захватила пленных, но и дополнительно нарушила международное право, когда отдала украинских моряков под суд, как преступников.

Это действительно важно. И не зря наши моряки на каждом суде в Москве подчеркивают: мы пленные, а не преступники.

На этой неделе в Страсбурге украинские депутаты и дипломаты впервые попытались достичь политического признания за моряками такого статуса. Это оказалось невозможным... но "зрады" не произошло. Юридическую ссылку на этот статус Украина в конце концов получила. А еще в документе появилась крайне важная для нас норма, которую друзья россиян заметили, попытались это остановить – но так и не смогли.

Почему так произошло, чего добились депутаты и при чем здесь российские пропагандисты? Об этом – в репортаже "Европейской правды" из Страсбурга.

Что в документе?

103 депутата за, 3 против, 16 воздержались – таков результат рассмотрения резолюции ПАСЕ о конфликте между РФ и Украиной в Керченском проливе.

Троица, голосовавшая против – это депутаты, не скрывающие своей пророссийской направленности (по одному из Германии, Словакии и Чехии). Еще один выступил против на дебатах, но вышел из зала во время голосования – это сербский радикальный националист Александар Шешель (его отец Воислав в свое время был осужден Гаагским трибуналом за преступления против человечности).

Весь европейский мейнстрим – и правоцентристы, и социал-демократы, и либералы, и консерваторы – поддержал документ практически единогласно.

Что же записано в документе, получившем столь неоспоримую поддержку в Страсбурге? Далее – ключевые норм "азовской" резолюции ПАСЕ.

– ПАСЕ коротко перечислила события, которые произошли 25 ноября, напомнив, что "российские пограничники и ФСБ открыли огонь по [украинским] кораблям, захватили эти корабли и 24 украинских моряка";

– Ассамблея осудила применение силы россиянами и напомнила, что РФ, как и Украина, брала на себя обязательства решать споры мирно;

– депутаты также констатировали, что Россия, согласно действующим договорам, не имела права не пропускать украинские корабли через пролив;

– ПАСЕ выдвинула требования к РФ:

1) немедленно освободить украинских моряков, предоставив им доступ к медицинской помощи и к консулам, как того требует международное гуманитарное право, включая Женевские конвенции;

2) обеспечить свободный проход (и не только украинских, но всех кораблей!!!) через Керченский пролив, как того требует Конвенция ООН по морскому праву;

3) в дальнейшем воздерживаться от применения силы против украинских моряков и кораблей, даже если возникают разногласия по поводу того, пересекли ли эти корабли морскую границу РФ.

– И, конечно же, в дополнение резолюция напоминает о предыдущих решениях ПАСЕ, по которым Крым однозначно является украинским и это даже не обсуждается; Керченский мост построен незаконно и т.д.

Отдельно стоит отметить, что в резолюции нет ни одного призыва или предостережения конкретно в адрес Украины (и это важно, потому что означает согласие ПАСЕ, что именно нашей вины в этом обострении конфликта нет!!!). При этом есть два пункта, адресованные обоим государствам: Украина и Россия должны придерживаться правил прохода через пролив и не стремиться к дальнейшему обострению конфликта.

Не надо быть большим знатоком международного права, чтобы утверждать: резолюция, основанная на таких нормах, точно является хорошим достижением для Украины. А почти единодушная поддержка документа в ПАСЕ делает это достижение особенно ценным.

Война за пленных

Трансляцию дебатов, проходивших во Дворце Европы в Страсбурге, можно было посмотреть в любом уголке мира.

Мнения, которые здесь звучали, были диаметрально противоположными, ведь у каждого делегата в ПАСЕ есть доступ к трибуне. Поэтому российские СМИ наверное покажут выступление серба Шешеля, который под протестующие возгласы украинской делегации рассказывал, что "референдум в Крыму был триумфом демократии", а Путин – "самый легитимный руководитель в Европе". Или словака Блаху, который убеждал, что причиной российской агрессии являются "провокация Порошенко" и "хроническая русофобия в Украине".

Но дебаты – это не тот период, когда один депутаты пытается убедить другого. Большинство парламентариев приходят в зал уже с пониманием того, как они будут голосовать.

Реальная работа – разъяснения, уговоры, убеждения – проходит до этого. И у корреспондента "Европейской правды" есть достаточно свидетельств, что украинская делегация сделала немало (а скорее, даже все от нее зависящее), чтобы убедить коллег.

Еще во вторник после обеда в Страсбург прибыли адвокат пленных моряков Николай Полозов, а также их родственники – Ольга Гриценко, сестра капитана 2-го ранга Дениса Гриценко, и Виктор Сорока, чей сын Василий – один из раненых украинцев.

У них была одна цель: убедить депутатов официально назвать моряков военнопленными.

То есть не прятаться и назвать вещи своими именами.

По данным ЕП, родственники моряков дважды (второй раз – чуть ли не час) общались с докладчиком по "азовской резолюции", немецким депутатом Андреасом Ником. Еще у них была продолжительная встреча с президентом ПАСЕ Лилиан Мори-Паскье, они провели пресс-конференцию, показали материалы от консулов ​​о ранениях…

Словом, сделали все от них зависящее.

Депутаты со своей стороны зарегистрировали поправку с упоминанием о статусе военнопленных.

Но – не получилось.

Согласно практике ПАСЕ, в формулировке окончательного решения очень важны роль и мнение докладчика. Немец Андреас Ник не был готов к включению таких слов в текст документа, поэтому в четверг утром на заседании комитета настоял, чтобы слово "военнопленный" из украинской поправки убрали.

"Упоминание формулировки "военнопленный" не помогло бы деэскалации", – пояснил Ник свою позицию при обсуждении документа в пленарном зале.

Почему это не стало "зрадой"?

В начале статьи перечислены ключевые пункты резолюции; часть из них была с самого начала, другие – добавились в соответствии с поправками украинской делегации. И этого уже достаточно, чтобы считать резолюцию довольно успешной для Украины.

Но есть некоторые не очевидные детали, на которых стоит остановиться отдельно.

Первое – это упоминание о международном гуманитарном праве и Женевских конвенциях(а одной из них, как упомянуто выше, является конвенция об обращении с военнопленными).

Это, к сожалению, не равнозначно признанию за нашими моряками статуса военнопленных (и хотя часть депутатов делает даже такой сверхоптимистический вывод, но давайте смотреть правде в глаза, такое признание еще впереди). Но юридически – это шаг в правильном направлении. Упоминание о конвенции еще сыграет в нашу пользу, когда правительство будет доказывать нашу позицию в судебных инстанциях.

Второе – это фраза о морском праве, которую пролоббировала группа депутатов во главе с Алексеем Гончаренко (причем есть все основания полагать, что они действовали при поддержке или с подсказки МИД, для которого эта фраза очень важна).

Итак, напомним, ПАСЕ призвала Россию обеспечить свободный проход всех кораблей (не только гражданских и не только украинских!) через Керченский пролив, как того требует Конвенция ООН по морскому праву.

Почему это так важно?

Потому что Украина сейчас ведет в Гааге спор с Россией о том, каким законодательством регулируется навигация в Керченском проливе. Россия настаивает, по кучмовскому договору от 2003 года, что Азовское море и Керчь-Еникальский пролив – это "общие внутренние воды Украины и России". А это значит, в частности, что иностранные военные корабли не могут войти туда без согласия РФ. А еще – что Россия получает право на неограниченный вылов рыбы даже в украинских водах.

Киев придерживается другой юридической позиции и настаивает, что это ограничение противоречит международному праву, а вместо этого должна действовать универсальная Конвенция ООН по морскому праву, которая устанавливает совсем другие распределения и процедуры.

Очевидно, что дополнительное международное признание украинской позиции поможет нашим юристам и дипломатам.

Недаром несколько дружественных России депутатов пытались сорвать принятие этой нормы, но не набрали даже 10 голосов, чтобы снять с рассмотрения предложение украинцев.

Так что у украинских депутатов и дипломатов в этот вечер есть все основания праздновать победу. Да, победа не была полной; да, на этот раз не удалось "достичь невозможного". Но и то, что есть, можно назвать достойным результатом, который не испортил даже конфликт с российской пропагандисткой Ольгой Скабеевой в кулуарах Дворца Европы.

К слову, приезд скандальной телеведущей государственного российского телеканала, работа которой априори нацелена на конфликт, сам по себе стал показательным. Скабеева приехала сюда во второй раз: прошлой осенью, когда в ПАСЕ тоже рассматривали российский вопрос, она также прибыла в Страсбург и устроила скандал во Дворце Европы. При этом она даже не пыталась разобраться, где находится, и постоянно называла ПАСЕ Европарламентом.

То, что российская пропагандистская машина выбрала именно такой подход к "освещению" работы ПАСЕ, имеет большое значение. Похоже, что в Москве наконец поняли: в Совете Европы они останутся ненадолго. Точка невозврата очень скоро будет пройдена.

И это – еще один важный итог зимней сессии ПАСЕ.

Поделиться в соцсетях:

Оставить комментарий:

0 коммент.: