Главное меню

Асад против «медведки»: как Израиль забрал у Сирии небо

Случилось это вовсе не на страницах фантастического боевика. Просто сирийского лидера Асада звали не Башар, а Хафез, зенитные комплексы и военных советников ему поставлял ещё живой Советский Союз...


Медведка номер 19

Случилось это вовсе не на страницах фантастического боевика. Просто сирийского лидера Асада звали не Башар, а Хафез, зенитные комплексы и военных советников ему поставлял ещё живой Советский Союз. И вообще — на дворе было горячее во всех смыслах лето 1982 года, передает technosotnya.com ссылаясь на onpress.info.

Для защиты своих сил в Ливане сирийцы развернули в долине Бекаа четыре зенитно-ракетные бригады. В основном это были зенитные ракетные комплексы (ЗРК) «Квадрат» — экспортный вариант комплекса 2К12«Куб». Их выдали 15 дивизионам. Ещё по два дивизиона были вооружены ЗРК С-125 «Печора» и С-75. Это богатство, разумеется, прикрывалось «шилками», расчётами с переносными зенитными ракетными комплексами (ПЗРК) и зенитной артиллерией. 

По всем прикидкам, благодаря усилиям советских советников и их сирийских учеников, над Ливаном подняли непробиваемый щит. Впрочем, товарищ Асад-старший всё-таки предчувствовал что-то недоброе и направил в Ливан ещё одну зенитную ракетную бригаду «квадратов». Но доехать и развернуться они уже не успели. 

О развёрнутой группировке командование израильских ВВС знало много. 



Разведывательный БПЛА «Скаут» 

Операция по уничтожению этой группировки получила название «Арцав-19» («медведка» на иврите). Именно 19 дивизионов и планировалось стереть с лица земли. 

И всё небо в попугаях! 

Первый «укол» выполнили ещё восьмого июня ударные вертолёты, уничтожив два сирийских радара на побережье — расчистили направление, откуда должны были зайти ударные эскадрильи. На всякий случай после вертолётов по остаткам РЛС «разгрузились» ещё и штурмовики «Скайхок». А вскоре началось настоящее веселье. 

На следующее утро на экранах оставшихся сирийских радаров появились цели. Много целей! Это были машины 200-й эскадрильи Хель Хаавир (ВВС Израиля. — Прим. ред.) — она же первая беспилотная. 



Беспилотник «Телем» (он же — дистанцонно управляемая воздушная мишень MQM-74A) 

Впрочем, долго любоваться радарными метками в долине Бекаа никому не пришлось. По обнаружившим себя комплексам ПВО начала стрелять как обычная ствольная артиллерия, так и более интересные системы. 

Ещё в 70-е годы, получив из США новейшие на тот момент противорадиолокационные ракеты «Шрайк», евреи задумались — а таки надо ли всё время рисковать дорогими самолётами?! Ближний Восток — это вам не Вьетнам, тут всё рядом. 



«Керес» — наземная пусковая установка противорадарных ракет AGM-78 

Так на вооружении Израиля появились «приземлённые» установки противорадарных ракет — сначала AGM-45 «Шрайк», а затем и более новые AGM-78 «Стандард-АРМ». И теперь неказистые грузовички «Керес» и ещё более смешно выглядящие пусковые «Килшон» на базе древних «Шерманов» спокойно выпускали ракету за ракетой. А сирийцы в это время отчаянно пытались найти среди ложных целей и засветки помех настоящие самолёты. 



«Килшон» — пусковая установка ракет AGM-45 

Правда, наземные системы могли уверенно дотянуться только до южной частью долины. Целями на севере пришлось всё же заняться Хель Хаавир. Основной ударной силой стали 25 «фантомов» 105-й эскадрильи, каждый из которых нёс по две ракеты «Стандард-АРМ». Зенитные батареи «выносились» одна за другой. Из 57 выпущенных в ответ ракет в израильские самолёты не попала ни одна. 



«Фантомы» Хель Хаавир выруливают на взлёт 

И в воздухе, и на земле…

В первой фазе сражения сирийцы не задействовали авиацию, рассчитывая, что собранная в Бекаа группировка ПВО сможет отбиться сама. Но вскоре стало ясно, что ещё немного — и от всей зенитно-ракетной мощи останутся рожки да ножки. 

Попытка сирийских «мигов» прийти на помощь тоже вышла не слишком удачной. К лету 1982 года пилоты Хель Хаавир успели получить и освоить новейшие американские истребители четвёртого поколения — F-15 и F-16. 



F-15 и F-16 ВВС Израиля 

У сирийцев самыми новыми машинами были Миг-23 — истребители третьего поколения. Впрочем, израильские пилоты могли бы летать даже на мётлах, лишь бы те несли ракеты и занимали позицию для атаки. Самолеты Хель Хаавир получали данные летающих радаров Е-2С «Хокай», барражировавших в сотне километров от берега. Там же, над морем, летали и «боинги-707», оснащённые системами РЭП(радиоэлектронного подавления), которые забивали помехами ещё уцелевшие сирийские радары и каналы связи. 

Ко второй половине дня большая часть собранных в Бекаа комплексов ПВО перестала существовать. Пытавшаяся хоть как-то защитить их сирийская авиация потеряла более 20 самолётов практически «всухую». Лишь один F-15 «поймал» ракету «воздух-воздух», но второй двигатель израильского истребителя остался целым и позволил пилоту дотянуть до своих. 



СНР-125 (станция наведения ракет) зенитно-ракетного комплекса С-125, которой не повезло

Сражение в воздухе и охота за наземным ПВО продолжались и в последующие дни. Но именно успех«Медведки-19» дал Хель Хаавир неоспоримое господство в воздухе. 

Полетели шапки и головы 

Разгром в Бекаа стал весьма болезненным ударом по репутации советских систем ПВО. Хотя в ход пустили традиционные заклинания «у них были плохие экспортные системы», «новых ЗРК было мало» и «вообще арабы не вояки» — в руководстве СССР (и не только там) хорошо помнили, что буквально за несколько часов до «медведки» те же самые генералы слали из Сирии рапорты в стиле «всё хорошо, прекрасная маркиза» — о том, как подготовленные советниками доблестные асадовские пэвэошники сторожат почти родное ливанское небо. 

Проблема была в не том, что советские ЗРК негодные или что сирийцы плохо жали на кнопки. 

Просто после весьма чувствительных для небольшой страны потерь от ПВО в ходе «войны Судного дня» израильтяне очень обстоятельно подошли к проблеме борьбы с зенитными ракетами. Поменялось буквально всё — от самолётов до системы комплектования ВВС. Резко повысилась роль беспилотников. Одним из главных выводов из 1973-го года стало понимание — если для победы на земле нужно господство в воздухе, то для господства в воздухе нужна победа в эфире.

Поделиться в соцсетях:

Оставить комментарий: