Главное меню

Ядерное оружие лежит на дне Бискайского залива (ФОТО-ФАКТЫ)

Бискайский залив - это настоящее кладбище подводных лодок. Субмарина К-8 проекта 627А «Кит» была примечательна тем, что на ее борту находилась ядерная силовая...


Бискайский залив - это настоящее кладбище подводных лодок.

Во время Первой мировой войны в этом районе затонуло несколько подводных лодок союзников и Германии, а в конце Второй мировой войны британская и американская авиация потопила здесь около 70 немецких субмарин. 12 апреля 1970 на дне Бискайского залива нашла свой последний приют советская подводная лодка, сообщает technosotnya.com ссылаясь на zrada.today

Советская субмарина К-8 проекта 627А «Кит» была примечательна тем, что на ее борту находилась ядерная силовая установка с двумя реакторами и четыре торпеды с ядерными боеголовками.



СССР стремился создать многоцелевую атомную подводную лодку, и субмарины проекта 627 стали первопроходцами. Подводные лодки проекта 627 появились почти одновременно с американскими субмаринами типа Skate и Skipjack, при этом преобладали их по размеру и в целом не были так удачно спроектированы.

Имея подводное водоизмещение 4750 тонн, 13 подводных лодок проекта 627 могли развивать скорость до 30 узлов и нести на борту 20 торпед, пуск которых проводился из носовых торпедных аппаратов. Внешне субмарины 627-го проекта напоминали увеличенные дизель-электрические подводные лодки проекта 641. каплеобразный форма корпуса появилась позже - на подводных лодках проекта 671. Атомные подводные лодки проекта 627А «Кит» отличались от аналогов высоким уровнем шума.

«Киты» создавались с прицелом на решение стратегических задач. В СССР разрабатывали гигантскую торпеду Т-15 большого радиуса действия с термоядерным зарядом, предназначенную для атаки на военно-морские базы НАТО с расстояния до 40 километров. Торпеда была такая огромная, что одна субмарина могла нести только одну торпеду. Между тем противолодочная оборона Запада становилась все более эффективной. В случае войны субмарины проекта 627А не смогли бы через значительный шум незаметно приблизиться к объектам НАТО, чтобы нанести торпедный удар.

СССР оставил эту затею, и лодки проекта 627А были переоборудованы для борьбы с надводными кораблями. Несмотря на низкую скрытность, «Киты» были опасны для надводных кораблей НАТО, особенно для транспортных конвоев. Несколько ядерных торпед способны были нанести конвоя серьезный ущерб, хотя вероятность потерять субмарину была высокая, если бы не удалось уничтожить корабли охранения. Из-за шума и несовершенное гидролокационное оборудования субмарины проекта 627 не могли вести подводную охоту столь же эффективно, как их аналоги.

Третья подводная лодка проекта 627А - субмарина К-8 - была принята на вооружение в 1960 году. Во время одного из первых походов на субмарине произошла утечка теплоносителя реактора, и подводная лодка едва удалось спасти. Несколько членов экипажа получили высокие дозы радиации. Благодаря решительным действиям командира подводную лодку удалось спасти, и он вернулся на базу для ремонта.

Ранней весной 1970 К-8 приняла участие в военно-морских учениях «Океан-70». СССР намеревался продемонстрировать могущество советского флота и готовность проводить операции вдали от своих берегов. Обучение прошли с размахом - это были самые масштабные маневры советского флота. «Океан-70» стал крупнейшей морской операцией России со времен опрокидывания Балтийского флота на Тихий океан во время Русско-японской войны. В учениях принимали участие корабли Северного, Балтийского, Черноморского и Тихоокеанского флотов, всего около 200 кораблей. В операции участвовало 60 надводных кораблей и 40 подводных лодок Северного флота СССР. К-8 несла на борту четыре торпеды с ядерными боеголовками.

8 апреля на К-8 произошло два пожара, которые привели к остановке обоих ядерных реакторов. Субмарина поднялась на поверхность, и командир корабля Всеволод Бессонов приказал экипажу покинуть подводную лодку. Восемь членов экипажа погибли, оказавшись запертыми в затопленных или выгоревших отсеках. К счастью, советская плавмастерская взяла К-8 на буксир. Но плохие погодные условия помешали спасательной операции. Большая часть экипажа К-8 вернулась на борт и в течение трех дней на грани жизни и смерти боролась за живучесть. Детали неизвестны, но, судя по всему, не было возможности безопасно извлечь четыре ядерные торпеды и погрузить на Плавмастерскую.

К сожалению, в сложных погодных условиях и при отсутствии электричества на борту усилия экипажа оказались напрасными. 12 апреля К-8 затонула на глубине 4680 метров; на борту находилось около 40 членов экипажа. -За большой глубины операцию по подъему подводной лодки и изъятия ядерных торпед признали нецелесообразной.










В К-8 была та же задача, что и у немецких подводных лодок, затонувших в районе Бискайского залива - перекрыть связывающие Америку и Западную Европу коммуникации в Атлантическом океане. Советская подводная лодка оснащался другим вооружением и имела большую автономность, но цель была одна.

Позже возможности советских субмарин расширились от повышения эффективности средств противолодочной борьбы к боевому применению крылатых ракет по наземным целям. СССР вынес урок из потери К-8 и аварий на других подводных лодках этого проекта, но опыт проведения операций на большом расстоянии достался стране ценой многих человеческих жизней. Ядерные торпеды К-8 покоятся на дне памятником опасной операции холодной войны.

Поделиться в соцсетях:

Оставить комментарий:

0 коммент.: