Главное меню

Майкл Карпентер: США планирует сильное экономическое давление на Россию. Подробности

Зампомощника министра обороны США Майкл Карпентер - о содействии в реформировании оборонного сектора Украины, минском процессе и продлении санкций...


Зампомощника министра обороны США Майкл Карпентер - о содействии в реформировании оборонного сектора Украины, минском процессе и продлении санкций

Как оценивают реформирование украинской армии в Вашингтоне, насколько эффективны санкции против России и как CША будут реагировать на кремлевский ядерный шантаж? Об этом корреспондент ЛІГА.net в рамках 9-го Киевского форума безопасности поговорил с Майклом Карпентером, заместителем помощника министра обороны США, ответственным за Украину, Россию и Евразию.

Выпускник Стенфорда и Беркли, доктор Майкл Карпентер давно занимается постсоветским пространством. 12 лет он проработал в Госдепартаменте США, был директором по России в Совете национальной безопасности США, специальным советником вице-президента Джо Байдена по Европе и Евразии. Последний, как известно, отвечает за украинскую политику в администрации Обамы и несколько раз посетил Украину за последние два года, сообщая украинским политикам ясные послания о необходимости реформ. На свою нынешнюю должность доктор Карпентер был назначен в декабре 2015 года. Как сообщило американское издание Foreign Policy, Карпентер заменил на этой должности Эвелин Фаркас, покинувшую пост в октябре по причине ее несогласия с позицией Белого дома в отношении поставок оружия для Украины.

В ходе визита в Киев Майкл Карпентер объявил о выделении помощи в размере около $50 млн на закупку оборудования и реформу системы управления украинской Нацгвардии и Госпогранслужбы. Также он провел встречу с украинскими депутатами, после которой Дмитрий Тымчук насторожил своих читателей в соцсетях новостью, о том что США крайне недовольны темпами реформирования ВСУ и рассматривают возможность прекращения им помощи, даже поставлен дедлайн - до Варшавского саммита НАТО в июле. "Разговор был о реформировании ВС Украины. Точнее - об имитации этого процесса. Для сравнения гостями из США приводилась Нацгвардия Украины, в которой почему-то эти процессы идут вполне успешно. И проводились нехорошие параллели с бюрократическим болотом в ВСУ, где уже скоро как два года усиленно разрабатывают концептуальные документы, которые пока никто в глаза не видел. Но дело даже не в документах, а в реальных процессах реформирования. Цитирую дословно мнение американской стороны: "много красивых слов, но очень мало дел", - написал депутат. Именно с обсуждения этой информации мы начали наше общение.

$345 миллионов на реформу в сфере обороны Украины в этом году - это только начало

- Народный депутат Дмитрий Тымчук после встречи с вашей делегацией сообщил в Facebook, что США якобы не удовлетворены состоянием реформирования Вооруженных Сил Украины и могут приостановить оказание военной помощи Украине. Соответствует ли это действительности? Как вы оцениваете реформирование ВСУ за последние два года?

- Позвольте мне быть предельно ясным. Я не говорил этого. Я сказал то же, что и на всех встречах, которые у меня были в Киеве, с участием главы Генштаба Муженко и министра обороны Полторака, министра иностранных дел Климкина. Я сказал, что мы гордимся тем фактом, что мы предоставляем Украине $345 млн в рамках помощи в сфере безопасности в этом году. Я также сказал, что мы гордимся тем, что мы сделали в прошлом году для обучения Национальной гвардии. Мы провели четыре кампании учений, очень успешные, и осуществили программы обучения инструкторов. Инструкторы, которых мы подготовили, способны тренировать последующие подразделения, Национальную гвардию. И мы хотели бы применить эту модель к учениям обычных Вооруженных Сил, Сил специальных операций, которые сейчас проходят подготовку в рамках наших программ.

Я также сказал - то же, что я сказал публично на конференции - мы сейчас находимся в процессе пересмотра того, какие виды помощи в сфере безопасности мы сможем предоставить Украине в следующем году. Сейчас идут консультации по этому поводу между Пентагоном и Конгрессом, и в частности, с комитетом, который осуществляет надзор над вооруженными силами. Забегая вперед, могу сказать, что мы будем смотреть, насколько большой объем задач Украина ставит перед собой в отношении оборонных реформ. Ведь программы по обучению и снабжению, которые мы запустили в этом году, с использованием $345 млн, требуют больших усилий, чтобы поддержать оборонные реформы. Это самое начало процесса по реформе системы обороны. Как я сказал, базируясь на объеме задач, мы будем градуировать нашу помощь, ее направления.

(Помощник Майкла Карпентера: Если кратко, посыл доктора Карпентера состоял в том же, что все американские официальные лица говорят о помощи во всех секторах: наша возможность поддерживать Украину зависит от продолжения реформ)

- Какие препятствия, недостатки в реформировании ВСУ и Национальной гвардии вы можете отметить?

- Нет препятствий. Речь идет о комплексной программе реформирования украинских Вооруженных сил, чтобы сделать их более совместимыми со стандартами НАТО. Это не тот процесс, который займет следующие три месяца, и даже следующий год. Мы надеемся, и это - очень амбициозная программа - что украинская армия станет совместимой со стандартами НАТО к 2020 году. Поэтому первый шаг - это обозначить объем задач, план по гражданскому контролю армии и адаптации к стандартам НАТО в различных сферах, включая изменение структуры Генерального штаба и целого ряда других вещей, логистики, например.

В первую очередь, вы должны иметь документ, который определяет стратегическую цель и дорожную карту для имплементации. Еще слишком рано говорить о недостатках. О чем мы говорим сейчас - это о наличии поддержки высшего руководства для этой программы реформ. И я услышал о поддержке от министра Полторака и генерала Муженко. И мы надеемся, что эта поддержка превратится в конкретные действия в течение ближайших месяцев.

- На какую военную помощь Украина может рассчитывать в ближайшее время?

-Я надеюсь, что Украина не будет зависимой от американской помощи в среднесрочной и долгосрочной перспективе, а станет наращивать способность украинской армии самостоятельно проводить реформы. Что мы делаем на ранних стадиях: направляем советников в Министерство обороны в некоторых областях - военной медицине, логистике, снабжении, системе командования и контроля, а также в других областях.

Мы адаптируем, как я уже сказал, подход к подготовке инструкторов, который мы очень успешно привили Национальной гвардии, и пытаемся его зеркально перенести на обычные Вооруженные силы. Это аспект обучения и консультационной помощи.

Мы также поставляем боевую технику, потому что очевидно, принимая во внимание бои в Донбассе и износ украинской техники в течение последних 20 лет, что украинские военные в ней нуждаются. Нужна современная техника, чтобы проводить учения и размещать военных на театре военных действий. И мы будем продолжать делать это.

Мы будем и дальше давить на Москву экономически. В то же время мы будем делать все, чтобы Украина была в состоянии удерживать линию разграничения и защищать себя от дальнейшей агрессии России

- В интервью Голосу Америки в марте вы заявили, что конфликт в Донбассе не имеет военного решения. Почему вы так думаете?


- Россия определенно пытается применить логику военного решения конфликта в Донбассе. Но мы всегда считали, что нужно решить этот конфликт дипломатическим путем. Но это не значит - без применения давления по отношению к России. С тех пор как конфликт начался, с нелегальной аннексии Крыма, мы оказали дипломатическую поддержку вводу жестких санкций со стороны Европы и применили их сами, и они будут сохраняться, пока минские соглашения не будут полностью воплощены в жизнь. И Минск является дорожной картой решения конфликта в Донбассе. Мы продолжим применять экономическое давление, не военное, а именно экономическое, в то же время создавая возможность для Украины удерживать линию разделения и защищать себя от дальнейшей агрессии.

Если Минск не будет работать, нам со временем придется сделать еще один шаг

- Пока нет видимых признаков того, что Россия собирается полностью выполнять Минские соглашения. Если они не будут выполнены и в этом году, какие действия будут предприняты?
- Сейчас мы фокусируем внимание на попытке имплементировать минские соглашения. Что нам нужно делать - это применять давление к Москве, чтобы она согласилась на элементарные шаги по воплощению Минска: прекращение огня, неограниченный доступ ОБСЕ на территории Донбасса и отвод тяжелых вооружений.

Несмотря на факт, что процесс отвода вооружений начался в сентябре-октябре прошлого года, мы увидели возвращение тяжелого вооружения, включая РСЗО Град и другие виды вооружений, что не соответствует минским соглашениям, а также систематически - закрытие глаз на акции запугивания наблюдателей ОБСЕ, которым угрожают оружием и не допускают на часть территории Донбасса.

Если Минск не будет работать, нам со временем придется сделать еще один шаг. Это дорожная карта, как я сказал. Применим ли мы дополнительное давление или нет - это вопрос для дальнейшего будущего, я не могу делать предположения об этом.

- К вопросу о санкциях против России. Что США предпримут, если Венгрия и Греция на саммите ЕС в июле проголосуют против их продления?
- Я надеюсь, этого не случится, и мы продолжим применять дипломатические усилия, чтобы предотвратить это. То, что было успешно в санкциях, в дополнение к экономическому давлению на Россию - было согласовано между Европой и США. Мы должны сохранять общую линию, это жизненно необходимо. Я думаю, Россия была удивлена степенью единства США и Европы по вопросу санкций, и мы будем продолжать работать на разных уровнях, с нашими европейскими партнерами, чтобы сохранять их до тех пор, пока минские соглашения не будут выполнены.

На следующий год в бюджет Пентагона заложено $583 млрд, которые мы в том числе инвестируем в новые виды вооружений, необходимые, чтобы сдерживать Россию

- Согласно докладу Госдепартамента США, Россия с 2011 года увеличила количество ядерных боеголовок на 200 единиц, что подрывает существующие договоренности с США. Кроме того, периодически появляется информация о грядущем размещении ядерного оружия в Крыму. Как США будут реагировать на этот ядерный шантаж?
- Мы воспринимаем это очень серьезно, и мы обеспокоены заявлениями, которые мы слышали из Москвы в отношении ее намерений по Крыму. Возможное размещение ядерного оружия будет ужасно дестабилизирующим для региона, и это мы осуждаем самым решительным образом. Мы значительно увеличиваем ресурсы, которые направляются на сдерживание (России, - ред.), а также защиту наших союзников в Европе и нашей Родины (США, - ред.). Это включает масштабную программу модернизации всех составляющих нашей ядерной триады, которую мы продолжаем выполнять, развитие новых систем, таких как дальние ударные бомбардировщики (Long Range Strike-Bombers), других типов атомных подводных лодок, чтобы заменить подводные лодки класса Огайо.

Все эти виды усилий обеспечивают то, что наша способность сдерживать противника остается сильной, обеспечивает защиту США. Эта программа расширяет и возможности сдерживания, которые мы предоставляем нашим союзникам по НАТО.

Если вы посмотрите на действия России в течение нескольких прошлых лет, и даже выходя за пределы этого периода, мы увидим, что российская программа модернизации продвинулась довольно далеко. Россия развивает то, что мы называем системы запрета и ограничения доступа (системы ПВО, противокорабельные ракетные комплексы, - ред.) в нескольких стратегических регионах, таких как Балтийский регион, Черноморский регион, страны Тихоокеанского бассейна, увеличивает милитаризацию Арктики. Мы внимательно наблюдаем за этим не только в этом регионе, но по всему миру. На следующий год в бюджет Пентагона заложено $583 млрд, которые мы в том числе инвестируем в новые виды вооружений, необходимые, чтобы сдерживать Россию и другие великие державы.

- Недавно румынский министр обороны предложил создать Черноморский флот НАТО. Будут ли США поддерживать эту инициативу?

- Нам нужно обсудить любую повышенную конфигурацию сил в Черном море. Нпро посмотреть очень внимательно на конфигурацию сил и возможности во всех пяти сферах с Россией - на земле, в море, в воздухе, в киберпространстве и космосе, и развивать силы по этим аспектам вместе с нашими союзниками. 

Что касается Черноморского региона, мы немного ограничены в возможностях. Во-первых, у нас низкое военное присутствие в регионе, наши возможности ограничены в некоторых аспектах такими договоренностями, как конвенция Монтрё, которую мы выполняем. 

Конечно, мы смотрим, как улучшить силы сдерживания в регионе и оборонные возможности. Мы проводим учения на регулярной основе на протяжении многих лет с участием Грузии и Украины в Черном море по разным видам сценариев. Это очень отличается от предложения учредить "флот", как вы говорите. Безусловно, мы рассматриваем возможность увеличения сил, но как это будет выглядеть - это вопрос, который нам нужно решить в рамках Альянса, прежде всего.

Поделиться в соцсетях:

Оставить комментарий:

0 коммент.: