Главное меню

Танки, деньги, 700 стволов: как растет броневая мощь украинской армии

Боевые действия на Донбассе в 2014-2015 годах в очередной продемонстрировали тот факт, что, несмотря на...


Боевые действия на Донбассе в 2014-2015 годах в очередной продемонстрировали тот факт, что, несмотря на изменение характера боевых действий, списывать танки, как один из основных факторов победы в современной войне, еще очень рано

С нашей стороны в боях применялись только танк — Т-64 и его более современная модификация БМ «Булат». Поступившие в конце 2014 года танки Т-72 использовались в боях крайне ограниченно в январе 2015 года во время боев за Донецкий аэропорт, передает Politeka

После распада СССР Украине досталось богатое танковое наследство — около 4000 танков сразу трех типов: Т-72, Т-64 и Т-80. Однако уже в 1992 году было принято решение о том, что на вооружении ВСУ останутся только танки Т-64
, производство и ремонт которых был сконцентрирован в Харькове. Всего на август 1991 года на территории Украины остались 227 Т-64Р, 539 Т-64А, 539 Т-64Б1, 507 Т-64Б и 528 Т-64БВ.

После 22 лет независимости в строю остались только 723 машины модификаций «Б», «Б1» и «БВ». Еще 85 машин Т-64БВ были модернизированы до уровня БМ «Булат».

Как и вооруженные силы в целом, танковый парк ВСУ на весну 2014 года находился в крайне неудовлетворительном состоянии. Прежде всего, сказывался возраст боевых машин — ведь самому «молодому» танку на тот момент исполнилось 27 лет. А значит без надлежащего обслуживания в крайне «печальном» состоянии находились резиновые детали систем силовой установки, электронные компоненты прицельного комплекса и многое другое.

Не лучше обстояли дела с боеприпасами и элементами динамической защиты. Назначенный производителем срок хранения элементов динамической защиты составлял десять лет и фактически был превышен более чем в два раза.



Не все гладко было и с динамической защитой танков БМ «Булат». 56 поставленных в 2003-2010 годах «Булатов» были оснащены динамической защитой «Нож». Однако остальные 29 танков, которые ВСУ получили в 2010-2014 годах, средств динамической защиты не имели вообще — у Министерства обороны на это просто не было денег.

Поэтому, когда пришлось отправлять на фронт 1-ю танковую бригаду (а именно в ней были собраны все «Булаты»), в экстренном порядке на части танков установили устаревшую динамическую защиту «Контакт».

Еще одной проблемой стало старение боеприпасов — в результате длительного хранения повышается скорость горения порохов, что приводило к падению точности стрельбы, повышенному износу канала ствола и, наконец, снижению безопасности, как при повседневной эксплуатации танков, так и в случае их поражения огнем противника.

Крайне недостаточной была и подготовка экипажей. Планы по вождению танков в «предвоенном» 2013 году были выполнены всего на 25%. Дошло до того, что стрельбы из танков (хоть и были выполнены по бумагам на 100%), однако с целью экономии топлива осуществлялись с места.
В таком состоянии уже в мае 2014 года танковая армада была брошена на Донбасс, при этом поднятые по тревоге в марте танкисты до этого выполняли и роль единственного средства парирования возможного российского наступления на разных участках — от Херсона до Чернигова.

Уже в начальный период войны на проблемы технического и организационного характера наложилась неспособность командного состава эффективно руководить танковыми частями и подразделениями в условиях войны. В мае-июле танки использовались почти исключительно для усиления блок-постов, растаскиваясь практически поштучно на огромный фронт.

Как показала практика, для ведения эффективных боевых действий было необходимо создание мощного «кулака». Когда такое получалось, например, в июле-августе 2014 года на луганском направлении, когда там активно действовали «Булаты» 1-й танковой, то разрозненные отряды пророссийских боевиков несли тяжелейшие потери.

Однако стоит сказать, что в ходе приграничных боев большая часть танков механизированных бригад была потеряна. Причем примерно две трети танков были уничтожены вражеской ствольной и реактивной артиллерией, были подорваны или серьезно повреждены на минно-взрывных заграждениях, а остальные были брошены по тем или иным причинам своими экипажами.

Типичным для лета 2014 года была ситуация, когда противник (чаще всего российские военнослужащие) внезапным артиллерийским ударом выводил из строя сразу несколько танков, которые в полевом лагере были выстроены в линейку вперемешку с другой техникой и штабелями боеприпасов. Мало того, сразу после удара деморализованные танкисты просто бросали свои боевые машины. И хорошо, если кто-то успевал поджечь или повредить танк.

Часто исправную машину оставляли из-за пустых баков, недостаточной подготовки экипажа — когда при минимальном повреждении (например, сбитой гусенице), которое легко ремонтировалось даже в полевых условиях, танк просто бросали. Такие танки целенаправленно находили боевики, ремонтировали и ставили в строй. Именно такие машины, наравне с «военторгом», были основным противником наших танкистов на начальном этапе войны.

Правда, уже в ходе зимней кампании 2015 года под Дебальцево львиную долю вражеских танков составляли Т-72, в том числе и самой современной модификации Т-72Б3.



Прямых боестолкновений с танками противника и потерь от противотанковых средств было относительно немного, хотя полной статистикой автор не обладает.

Судя по многочисленным интервью и воспоминаниям танкистов, в основном боевики применяли против наших танков гранатометы РПГ-7, безоткатные орудия СПГ-9, а также ПТРК «Фагот» и «Конкурс». Все они имеют недостаточную бронепробиваемость и не способны гарантированно вывести из строя танк с рабочей динамической защитой. Неоднократно в печати описывались случаи, когда Т-64 выдерживал несколько попаданий из РПГ и спокойно уходил с линии поражения.

На данный момент достаточно сложно собрать исчерпывающую статистику по потерям танков Т-64 в ходе боевых действий на Донбассе. Более или менее точные сведения есть только по БМ «Булат» — их безвозвратно было потеряно 15 штук. По неполным данным в боях было потеряно также 216 танков типа Т-64, из них 15 Т-64Б, 6 Т-64Б1, 33 Т-64Б1В, 160 Т-64БВ и 2 Т-64БВК.



В результате понесенных потерь, в строй были поставлены и совсем уж экзотические модификации харьковского танка — в сентябре 2014 года харьковское ГП «Завод имени Малышева» передало в полк НГУ «Азов» десяток танков Т-64Б1М. Эти машины были предназначены для поставок в Демократическую Республику

Конго и отличаются несколько другим вариантом установки динамической защиты «Нож», улучшенным комплексом управления огнем, наличием кондиционеров, а также огромных забашенных корзин. «Азовцы» также получили и несколько танков модификации Т-64БМ1М, которые представляют собой упрощенный и удешевленный вариант модернизации Т-64БМ «Булат».

В 2015-2017 годах были предприняты беспрецедентные шаги по восстановлению танкового парка, прежде всего, за счет капитального ремонта из имеющегося ремонтного фонда. В итоге сейчас общее количество танков Т-64 на вооружении ВСУ можно оценить в количестве около 500 машин. К которым стоит добавить около 150 Т-72 и несколько десятков Т-80.
На нынешнем этапе основные усилия направлены на модернизацию наличного танкового парка. Начиная с января 2017 года танки Т-64БВ, которые выходят из капитального ремонта, получают приборы ночного видения, тепловизионные матрицы в прицел наводчика (дальность обнаружения цели типа «Танк» — 2500 м) отечественного производства, радиостанции турецкого и национального производства.

Как видится, модернизированные таким образом машины при меньшей в несколько раз стоимости по своим боевым возможностям мало чем будут уступать современным моделям, состоящим на вооружении армии потенциального противника.

Поделиться в соцсетях:

Оставить комментарий:

0 коммент.: