Главное меню

Эпицентр «кровяного яда» у истоков рек Азовского моря

Осень. Конфликт на Донбассе, несмотря на «Школьное перемирие», продолжается. Жители городов, находящихся вблизи красной линии, слышат стрельбу и разрывы боеприпасов каждую ночь. В такой среде всех волнует не только собственное благосостояние, но беспокоит их и всяческая возможность попасть в передрягу во время боевых действий.


Осень. Конфликт на Донбассе, несмотря на «Школьное перемирие», продолжается. Жители городов, находящихся вблизи красной линии, слышат стрельбу и разрывы боеприпасов каждую ночь. В такой среде всех волнует не только собственное благосостояние, но беспокоит их и всяческая возможность попасть в передрягу во время боевых действий. А в Горловке, помимо всех видимых опасностей, есть невидимый, но не менее опасный для населения враг, который каждый день уносит жизни мирных горловчан, пишет газета "Украинский Восток".

Находясь на окраине Горловки (Новогорловки) невольно ощущаешь запах миндального печенья. Оглядываешься, но никакой кондитерской фабрики не видно. Становится интересно, что за неожиданный привкус во рту. Любой из жителей района знает, что это совсем не сладкий аромат, а ядовитое вещество второй степени мононитрохлорбензол (МНХБ), так называемый «кровяной яд».

Казенное многофункциональное предприятие «Горловский химический завод» был построен в 30-х годах прошлого столетия. Бюджет секретного химического завода тогда превышал бюджет города. Там было налажено производство химических материалов для угольной, горнодобывающей и военной промышленности. Изготавливалось там более 25 видов товаров, в том числе: взрывчатые вещества, топливо для ракет «Меланж»; моющие средства; смолы (эпоксидно–диановые, карбамидоформальдегидные, фенолформальдегидные); кислоты (алкинбензосульфокислота, серная регенирующая и др.); товары бытовой химии (автожидкости «Тосол А-40М», высокоэффективное отбеливающее средство «Белизна», средство для мытья посуды и столовых приборов «Афол», синтетическая моющая паста «Ландыш – М») и пенообразователь «Пегас».

С распадом СССР некогда очень важный и секретный завод закрылся. Как всегда, «добрые люди» растащили до винтика все, что можно было обменять на денежную единицу или применить в домашнем хозяйстве. Все, кроме ядовитых отходов. По меньшей мере 450 тонн «кровяного яда» до сих пор остается в почве на заброшенной территории бывшего секретного предприятия. Рядом с руинами в полуразрушенных емкостях лежат около 30 тонн тротила, который производили на заводе, и почти 2,5 тысячи тонн ядовитых промышленных отходов. Из могильников, гарантийный срок которых закончился еще 20 лет назад, все эти яды протекают в грунтовые воды. По последним данным, количество токсичных веществ в этих водах превышено в 150 тысяч раз.

В 2013 году городские власти с помощью средств Блексмитовского института Нью-Йорка, занимающегося проблемами окружающей среды, смогли утилизировать часть токсичного наследия СССР, но события, которые начались в 2014 году, поставили крест на попытках решить экологические проблемы города. А лидеров «ДНР» и их покровителей не интересуют экологические вопросы региона.

При отсутствии решения этой проблемы в ближайшее время есть очень большая вероятность того, что в колодцах исчезнет питьевая вода, а останется только ядовитая жидкость. Грунтовые воды связаны с поверхностными и атмосферными водами, образуя глобальный круговорот. Хотелось бы напомнить, что в городе находятся истоки рек бассейна Азовского моря: Лугань и Бахмут (притоки Северского Донца), Корсунь (приток Крынки). Вот теперь остается вопросом: то ли опасность «кровяного яда» нависла над населением региона по халатности квазилидеров ОРДЛО, то ли новоросская корпорация по типу «Амбрелла» снимает очередную часть фильма «Обитель зла»? Говорят, что деньги не пахнут, но на Донбассе они начинают пахнуть миндалем.

Поделиться в соцсетях:

Оставить комментарий:

0 коммент.: