Главное меню

Павловский: 'Забудьте про 2018 год - все важное произойдет в 2017-м. И уже происходит'


Политолог Глеб Павловский рассказал о том, кто и зачем вышел на акцию "Он вам не Димон", когда ждать перемен в Российской Федерации и какими они будут. На первый взгляд, не произошло ничего политически важного: и в Москве, и в регионах вышло не так много людей; прозвучало не так много политических лозунгов (лозунги Навального были скорее поводом выйти, чем причиной), - сообщает "Диалог".

Но было много воодушевления: ощущения от произошедшего у всех очень сильные — не только у участников митингов, но и у тех, кто наблюдал за ними из Кремля. А что же случилось? Раньше в квартирах устанавливали такие сигнализации: когда грабитель проникал внутрь, включался свет и его нельзя было потушить. Это отлично работало даже без сирен: на ярком свету трудно грабить.

Примерно это и произошло вчера. Сцена, на которой власти собирались строить и избирательную кампанию, и ближайшие планы, оказалась совершенно не такой, какой они ее себе представляли. Стабильность осталась в опросах телезрителей, а общая ситуация — не только в Москве и не только по этому поводу — оказалась очень неустойчивой. Как нестационарная орбита: известно, что спутник шлепнется, но неизвестно, где и когда. У властей теперь две проблемы: политическая и электоральная Школота, которая вышла на улицы — это дети Путина, у них возраст такой же, как его президентство. У них нет и не может быть ясного представления о другой жизни.

Но в основном это дети «оштрафованных» родителей — граждан России, которых превратили в заменители газа и других видов сырья, чтобы извлекать доход. Людей было не так много, как в 2011-2012 годах, но они вышли на неразрешенный митинг: авторитет запрещающей стороны упал. Можно ли назвать это протестом? Непонятно. Скорее это было требование другой жизни: для вышедших неприемлем не столько Медведев, сколько еще 6 лет президентства Путина. Когда мы говорим о ситуации в регионах, правильнее говорить о ситуации в Санкт-Петербурге и за Уралом.

Города — именно города, а не хутора и деревни — недовольны, потому что Москва проводит антигородскую политику: превращает их в райцентры, слободы и предместья, где дурит назначенный ею сити-менеджер, не несущий ответственности перед гражданами. Участие регионов — начало восстания городов, но восстания мягкого.

Не надо ждать протестов в романтическом смысле слова. Но надо ждать мягкого и упрямого растущего несогласия городов, которые устали от глубокой телевизионной депрессии и обворовывания. Самый яркий пример такого воровства сегодня — переселение из пятиэтажек, гигантская, еще более непрозрачная, чем приватизация «Роснефти», операция с недвижимостью.

Политика начинается, когда вы в нее входите немедленно, сегодня, сейчас. Именно это произошло вчера У властей теперь две проблемы: политическая и электоральная. Чуть-чуть выждав, им придется найти одно и только одно объяснение произошедшему. А сделать это получится, только «выявив» врага: враг — это агент, внутренний или внешний — неважно. С другой стороны, есть электоральная проблема: в последнее время власти подавали положительные сигналы — у нас это по ошибке называют оттепелью — умеренным либеральным элитам, собственникам и топ-менеджерам.

Это и была сцена, на которой власти планировали работать в ближайшие годы. Но политическое решение с поиском врага никак нельзя объединить с электоральным. Либо надо опять раздувать истерию как в 2012 году и держать страну в таком состоянии целый год, потратив последние гроши, чтобы выбрать Путина (и потом объявить о банкротстве); либо все-таки найти сложный маневр, объединяющий эти два сценария.

Сложным маневром был бы ускоренный ход по продвижению «либерального» (взял бы это слово в кавычки трижды) сценария выборов, а он предполагал бы смену премьера. Но у нас традиционно сложных маневров не ищут, делают простые: объявят детей хунвейбинами и запугают либералов. Что дальше? Забудьте про 2018 год.

Все важное произойдет в 2017-м и уже происходит. Западня была в том, что людей долго заставляли смотреть на несуществующие рубежи — 2018 год, потом 2024-й, — мол, надо дождаться выборов, заработает новая стратегия, начнется обновление. Но люди не будут ждать. Политика начинается, когда вы в нее входите немедленно, сегодня, сейчас. Именно это произошло вчера. Вчерашние события показали, что страна выглядит не так, как всем казалось в последнее время. И про инерционные выборы и инерционную политику можно вообще забыть.
Поделиться в соцсетях:

Оставить комментарий:

0 коммент.: