Главное меню

Началась большая разборка Кремля с Лукашенко


У Кремля с Лукашом очередная сезонная разборка. Снова сыр-бор из-за цен на углеводороды и повышенные тона.

При этом Александр Григорьевич совершенно искренне возмущается, почему Лукойл и Газпром отказываются от преференций. Например, незадолго до Нового года, выступая в парламенте, он честно-пречестно таращил очи, высказывая свое возмущение. Логика простая и доступная: если мы живем в союзном государстве, если у нас интегрированная экономика, то как можно допускать, чтобы цены в России были одни, а для Беларуси – другие? Как можно конкурировать при таких условиях? Как обеспечить жизнеспособность национальной экономики?

Согласитесь, что если принимать весь этот словесный ряд о "братских народа" и союзном государстве, в таких рассуждениях есть резон. И его вполне разделяют многие белорусы, - пишет Владимир Скрипов на Обозревателе.

Не менее "честен" их вождь и в интерпретации своей болтанке между Востоком и Западом. При этом сильной стороной его является опережающая скорость, с которой он "развенчивает" наезды на себя. В этом его отличие от путинской стилистики. Если ВВП предпочитает шпильки в свой адрес пропускать мимо ушей и мстить втихаря, то АГ успевает ответить, пока еще "злопыхатели" даже как следует не определились с аргументами. В том же выступлении он терпеливо разъяснил депутатом, а заодно и всем своим 9,5 миллионами, что ладить со всеми – это единственный способ выживания для "маленькой страны", зажатой гигантами. И что в такой политике нет ничего зазорного, ибо только так можно сохранить суверенитета. Поэтому надо брать с обеих сторон все полезное и благодарить, а не хаять дипломатов за то, что у них нет "ваших" и "наших".

Другим контрастным различием с Путиным у него является манера общения с окружением, с начальством вообще. Куда б он ни приехал (а АГ любит демонстрировать себя в роли хозяйственника), он всюду устраивает публичные разносы, часто сопровождаемые снятиями с должностями и приказами завести уголовное дело. Что совершенно не свойственно Путину, который даже министров убирает втихаря – без каких-либо официальных версий.

В принципе здесь имеют место две модели царей, причем обе – "народные". Царя открытого, болеющего за "простых людей" и охраняющего от зарвавшихся бояр. И царя заоблачного, венценосного, закрытого на кухне власти, и лишь иногда спускающего с небес. Обе этих модели укладываются в идеалы государственно-подданического сознания и в российской традиции в разные моменты истории лишь дозировались по-разному. В прототипы Лукашенко, пожалуй, подходит Петр, Путину – Иван III.

Вообще, феномен Лукашенко – это серьезная и непростая тема. Однажды я посвятил пару дней для просмотра нескольких десятков ютубовских роликов с его выступлениями в цехах и за длинными столами. И буквально физически почувствовал его чары. Во всяком случае, при любом несогласии с таким сортом правления, становится понятно, почему его не просто терпят, но и искренне уважают столько лет многие соотечественники

Поделиться в соцсетях:

Оставить комментарий:

0 коммент.: