Translate:

Реклама 2


Примерно 15 лет назад, приезжали несколько важных дипломатических миссий для чеченцев. Но через несколько месяцев после прихода к власти, Владимир Путин прибегнул к решительным действиям, чтобы восстановить контроль над Чечней - которая вырвалась из-под патроната Москвы во время непродолжительной, но жестокой войны в середине 1990-х годов - и мировые лидеры, в основном, просто наблюдали за этим.

 Об этом пишет Оливер Буллоу в статье "Путин в Сирии: повторение Чечни", опубликованной на сайте газеты The New York Times. В остальном, картина выглядит так же. Теперь Путин знает, как знал и тогда, что он и его сторонники не смогут победить на месте, поэтому они пытаются решить проблему с воздуха. Там, где не пройдет пехота, он сбрасывает бомбы. Разумеется, Путин не одинок в этом. Западные лидеры также пытаются решить сложные вопросы без риска тесного контакта. Но Путин имеет преимущество над своими соперниками. В России практически нет журналистов, политиков и активистов, которые призывали бы его пощадить мирных жителей Алеппо.

 В России также не было никакого сочувствия к гражданскому населению, оказавшемуся в ловушке в Грозном, когда ракеты бомбили город. Такая тишина внутри страны очень полезна для того, кто пытается победить в конфликте. Если можно разбомбить больницу, затем еще одну, и еще две, и в собственной стране никто не станет публично вмешиваться, чтобы остановить это, значит, позиция лидера очень сильна. Именно благодаря неустанным бомбардировкам Грозного, Путин выиграл свою войну в Чечне.  Те из нас, кто посетил город после бомбардировок, были потрясены масштабами разрушения. Город превратился в кварталы разбитых зданий, разрушенных фабрик и измельченных в пыль заборов. Сегодня некоторые предполагают (как и Россия на прошлой неделе), что западные государства столь же плохи. Но на самом деле, это не так. Это невозможно: любое западное правительство ожидает заслуженный крах, если оно сделает то, что Путин сделал в Грозном, или делает сейчас в Алеппо. 

Правительство Сирии не нуждается в уроках по репрессиям, но Москва может предоставить ресурсы, которых у Сирии еще никогда не было. Если умеренные сирийцы, те, кто, по мнению Запада, могут попытаться создать движение, останутся в стране, правительство России может помочь Асаду уничтожить их. Так Путин поступил в Чечне: его службы безопасности устранили всех, с кем можно было вести переговоры. Дольше всего прожили лидеры повстанцев, движимые гневом и извращенным исламом. Они посылали травмированных женщин взрывать себя на улицах Москвы, и атаковать легкие мишени – школы, театры, концертные площадки. Каждое зверство очерняло их цели, вследствие чего, сторонники Путина казались более законными, и сочувствие к их жертвам уменьшалось. Путину не нужно беспокоиться о мнении внутри страны, но он отчаянно интересуется тем, что же думает о нем мир. 

Зарубежные представители настолько разгневали его своей критикой в отношении политики в Чечне, что он однажды предложил кастрировать французского журналиста. Если ему удастся навязать Сирии мир, даже ценой полного уничтожения Алеппо, он попытается легитимизировать свою победу. Он придаст этому все внешние атрибуты реального демократического, мирного процесса: как в Северной Ирландии или Южной Африке. Президент Сирии Башар Асад / REUTERS Российские чиновники говорят об участии Асада в выборах после того, как будет принята новая конституция. Они также создали новую конституцию для Чечни, и провели президентские выборы в 2003 году, после того, как затихли боевые действия. Кандидаты, достаточно популярные, чтобы представлять угрозу для фаворита Путина, были устранены, поэтому мы знали, кто победит, еще до проведения выборов.

 В это день я был в Чечне, но не увидел, что чеченцы чувствовали на самом деле. Мое видение было ограничено конвоем русских солдат, с чем нам, журналистам, пришлось смириться, по закону. Путин всегда понимал важность послания. Сначала его администрация просто запугивала критически настроенных журналистов и захватила конкурирующие СМИ. Позже, после того, как ситуация в Чечне стабилизировалась, он ввел изменения, основав в 2005 году англоязычный телеканал "Russia Today" (RT). RT, как теперь известно, выполняет функции точки сбора "альтернативных" голосов, которых игнорируют так называемые "ведущие СМИ". Будто канал, финансируемый постоянным членом Совета Безопасности ООН, каким-то образом может быть отважным бунтарем. Канал воспринимает факты как неудобство и расскажет любую историю, которая показывает Запад коррумпированным, упадническим или двуличным. Успех RT в загрязнении информационного бассейна неоценим. Он продолжает продвигать послание Путина: он осуществляет бомбардировки сирийцев для их собственного блага, так же, как он бомбил чеченцев. Это война ради мира. Звучит жестоко, но это сообщение находит отклик в политически расколотом мире. 

В этом году, Дональд Трамп появился на канале, вместе с ведущими политиками из Великобритании и в других стран, продвигая идею, что правда – это, по сути, мираж. Поклонники Путина часто сравнивают его с шахматистом, пытаясь подчеркнуть его стратегический ум (Барак Обама с трудом играет в шашки). Но они явно переоценивают его способности. Любой умеренно способный политик может делать то, что делает он, учитывая поддержку СМИ и контроль всех трех ветвей власти. Он действительно похож на шахматиста, когда настаивает на взаимосвязи не связанных между собой вопросов: Украина, Сирия, совместная американо-российская программа утилизации радиоактивных материалов – всем этим он готов пожертвовать ради выгоды одного игрока, то есть, его самого. 

Если бомбы Путина позволят его приспешникам захватить квадрат на доске с надписью "Сирия", его западные поклонники будут приветствовать его как гения. Но эта победа будет результатом не только его силы, но и слабости. Если Путин воспринимает мир, как шахматную игру, значит, он считает, что доска заполнена пешками, а не людьми с их собственными взглядами и идеями. Осенью 2013 года, Путин думал, что убедил украинское правительство отклонить торговое соглашение с Европейским союзом и, вместо этого, присоединиться к российскому проекту. Затем он пообещал ему кредит в размере $ 15 млрд. Но обычные украинцы не согласились с планом – они отказались быть пешками - и их революция вытеснила союзников Путина в Киеве, превратив его тактическую победу в стратегическое поражение. В последующие годы после того, как Путин начал свою чеченскую войну в 1999 году, он убил лидера Чечни и навязал мир, посадив там местного правителя. Жестокость, необходимая для поддержания порядка, заставила бежать, по меньшей мере, одну треть довоенного населения Чечни, при этом большинство из них ищет убежища в Европе. Отток продолжается по сей день. 

Чечня по-прежнему требует огромных ежегодных субсидий из Москвы, и ее мир остается только в одном убийстве от хаоса. Подчинить Алеппо бомбардировками и оставить Асада управлять руинами с помощью фальшивых выборов. Это позволило бы Путину и RT сообщить, что проблема в Сирии решена, и предоставило бы возможность западным приспешникам похвалить коварство гроссмейстера. Но нельзя заставить кого-то любить себя с помощью бомбардировок. Пока Путин не поймет, что желания обычных людей, в конечном счете, важнее, чем его собственные, любая система, которую он планирует, останется такой же хрупкой, как та, которую он создал в Чечне, - сообщает УНИАН
«
Предыдущий пост
Следующее
»
Следующий пост
Предыдущее

Комментариев нет

Видео

Cat-5

Cat-6