Translate:

Реклама 2


Волонтер, воевавший в зоне проведения АТО, руководитель благотворительного фонда "Мир и Ко" Мирослав Гай, поделился своими мыслями касательно второй годовщины начала антитеррористической операции. Которая на самом деле оказалась войной.

Вот, что пишет Мирослав на ru.tsn.ua:

"Ровно два года прошло с начало АТО. Два года. За это время я потерял товарищей больше, чем за всю свою жизнь. Мне сейчас 34. Столько знакомых погибло. Это бесконечная и безумная вереница смертей наилучших. И края этому не видно. За два года можно уже подбить кое-какие итоги. Оценить динамику происходящего, сделать предположения, задать себе вопросы, пусть и без ответов. Оставлю подробный анализ для будущего, его должен делать не один человек, а целая группа специалистов с полным допуском к информации и правом вести исследование и расследование. Я же буду опираться на открытые источники, собственный опыт (военный, волонтерский), свидетельства товарищей и те многочисленные интервью, которые брал я, а мои друзья снимали почти два года в рамках волонтерского кинопроекта "Братство АТО". 

Начало

Когда меня и товарищей из добровольческого батальона Национальной гвардии им. С.Кульчицкого десантировали в мае 2014-го в парадной форме, без личных вещей, с четырьмя магазинами на брата, парой ящиков БК и одним пулеметом с треснутым стволом - мы даже не представляли, что нас ждет. Сейчас, спустя два года, объездив всю передовую от Мариуполя до Станицы Луганской, познакомившись с сотнями достойных и не очень защитников Отечества, получив военное образование и офицерское звание, будучи до войны преподавателем актерского мастерства в университете и журналистом, я все больше удивляюсь – как это у нас получилось? Как у нас получилось выстоять, выгнать Януковича, пресечь становление диктатуры, остановить агрессора, пусть и с такими потерями?

На момент прихода в Крым "зеленых человечков" в Украине было боеспособных около 2000 человек. Что это значит? А то, что при наличии всех призванных, милиции, СБУ и других военизированных подразделений - реально готовых к ведению боевых действий, прошедших боевое слаживание, умеющих действовать организованно, с реальным опытом в миротворческих операциях и при этом готовых быстро оказать боевое противодействие – было всего лишь полторы бригады.

Да, были десятки тысяч готовых отдать жизнь за Родину, но это ли нужно Родине? Украине были нужны те, кто умеет побеждать и выживать. Остальных же еще предстояло обучить, свести в единые подразделения, дать технику, элементарно поселить - иначе те, кто готовы были отдать свои жизни за Украину, стали бы просто пушечным мясом. Помните, как сотни парней жаловались, что военкоматы давали им от ворот поворот? Читая такие гневные посты в окопе, я и сам часто преисполнялся ненавистью к "предателям" военкомам. Сейчас, зная все сложности изнутри, пожив и в гнилых палатках, и в штабах понимаю, что не все так просто было, как виделось мне тогда, в начале АТО.

Даже сейчас не объявляют мобилизацию, пока не демобилизуют 4 волну. Иначе - с учетом контрактников – их будет некуда селить, нечем платить, им будет нечего дать, чтобы защитить страну и свою жизнь – оружия и военной техники не хватает... пока не хватает. 

Но, тем не менее, по сравнению с 2014 годом изменения разительны. Я помню свой первый комплект полевой формы, которую мне вручил командир 95 бригады, герой Украины Михаил Забродский. Комплект был на размер больше моего, но какой же это был бесценный подарок. Я до сих пор храню его.

Пусть сегодня бойцам выдают и по одному комплекту, но вчера для нас и это было заоблачной мечтой. Но я помню, как летом 2014-го один из бойцов сделал себе тапки из пластиковых бутылок. Никогда не забуду, как зимой 2014 года на одном из блокпостов в Старобельске беркутовец в летней форме буквально вырвал из моих, уже волонтерских, рук розовые женские шерстяные рейтузы. Еще и благодарил, такие морозы тогда стояли. 

Мне вспоминаются военные, выходившие на дорогу с позиций за гуманитаркой в метель, одетые в гражданские тулупы, куртки, детские шарфы и шапки с бубонами, подобранные в разбомбленных домах или купленные у местных, больше похожие не на регулярную армию, а на банды махновцев или партизан. 

Сейчас многое изменилось. И хотя наш фонд "Мир и Ко", имея опыт и предполагая дальнейшее развитие событий, продолжает накапливать зимнюю мужскую одежду – все-таки ситуация изменилась. Теперь есть форма установленного образца и берцы.

Мало того, несмотря на то, что россияне украли у нас луганский патронный завод и вывезли его, на фронте уже появились патроны украинского производства 2015 года, мы наладили две линии. Есть даже снайперские патроны и гранатометные выстрелы. Скоро должны появиться выстрелы для артиллерии. 

Есть вопросы к зарплате, которая якобы выросла. Многие офицеры, из тех, кто посвятил армии жизнь, говорят, что в пересчете в доллары их зарплата упала. Но, тем не менее, сейчас для многих армия стала реальным шансом обеспечить семью и построить карьеру. 

Изменения налицо, пусть не для каждого - но для меня они очевидны.

Тогда под Славянском на КСП я впервые увидел, как распечатывают схему города на черно-белом принтере из 90-х из-за полного отсутствия карт, а разведка батальона (!) не знает, как пользоваться Google Maps, мобильными рациями, сканерами радиочастот. Я умел, так меня чуть обвинили в колдовстве. Я тогда даже спросил Тараса Михайловича, выдающегося комбата из 95-тки, к сожалению, погибшего - "а где конница и катапульты", на что он мне только улыбнулся. 

Но воевать наши десантники умели уже тогда. И еще как! Моим первым настоящим учителем в военной науке стал именно Тарас Михайлович, подполковник Сенюк. Настоящий командир, достойнейший человек, который своим примером вдохновлял весь личный состав. 

Я навсегда запомнил один день, когда на боевом выезде в районе Краматорска мы остановились для оценки боевой обстановки и все рассредоточились в разные стороны. Над головой пролетали снаряды нашей же арты, а Тарас Михайлович абсолютно спокойно выполнял свои обязанности, ни малейшим движением не давая нам, неопытным солдатам, ни малейшего повода запаниковать, будучи примером мужества и хладнокровия.

Несмотря ни на что 

Украинцы умеют воевать. Нас все стараются приписать к аграрно-мирным, оседлым народам. И это правда. Но мы воюем столетиями. Мы воевали до Киевской Руси и после. Наши казаки сражались и против Польши, и против Российской империи, и против Турции с Венгрией. Мы бились в Первой мировой, Второй мировой и при этом вели освободительные восстания против СССР до середины 20-го века. Мы были в Афгане, Анголе, Эфиопии, наши ребята воевали за Ичкерию, помогали Картвелли, да где наши подразделения только не были. Украинцы участвовали в миротворческих миссиях по всему миру. Война у нас в крови. И если заграницу нас гнали воевать в основном империи, то большинство войн и восстаний с участием украинцев всегда были освободительные.

Мы всю жизнь воюем за Свободу. Майдан - это наше перманентное состояние. Война с агрессорами, мечтающими владеть этим божественным куском земли - наше вечное проклятье. У нас в стране был относительный мир меньше 40 лет. Ведь согласитесь, 90-е нельзя назвать мирным временем. 

Нас не смог сгубить даже трижды проклятый СССР. И все попытки развалить армию за время независимости хоть и увенчались сиюминутным успехом, но совершенно не дали того долгосрочного результата, которого ждали в Кремле. Как только появилась угроза диктатуры - мы сразу же побежали бороться. 

Захват РФ Крыма и подвод к нашим границам 40000-го российского военного контингента только укрепило наше общество. Сразу же появились тысячи добровольцев, сотни волонтерских организаций и несмотря на все старания российской агентуры - украинский народ с "завзятостью", которая тоже у него в крови, принялся воевать. И это желание отстоять свою землю, откинуть врага, отстоять справедливость не испоганили даже такие многочисленные инциденты, как:

- привоз по запросу батареи САУ, находящейся в котле, вместо снарядов - грузовик противотанковых мин;

- требования к бойцам вернуть деньги за сгоревшую форму;

- необходимость для парней с протезами подтверждения факта оторванной конечности;

- невозможность получить гражданство иностранными добровольцами, несмотря на все пропихиваемые законы. (и речь даже не об инвалидах, которые никак не могут подписать контракт, а про уже отвоевавших и готовых служить дальше);

- принуждение командира дивизиона принять абсолютно бесполезную, внештатную технику для получения двух деталей (в результате бойцы грузили два вагона металлолома, который теперь нужно утилизировать в АТО под видом боевых, что еще тот геморрой).

Но, несмотря на все это, мы продолжаем качественно расти. 

Один из самых больших недостатков наших ВСУ - это отсутствие качественных кадров среднего звена, командиров взводов, рот. Те офицеры запаса, которых нашли и призвали из бывших бухгалтеров, менеджеров, учителей и т.д., мягко говоря, имели сложности. Были случаи, когда на боевых выходах пацаны сдвигали своих пьющих офицеров и ставили вместо них опытных и знающих сержантов или даже старших солдат. Сами организовывали работу целой роты или даже батальона. Но такие случаи всегда были в критической ситуации, как в Ольховатке-2015. 

Сейчас ситуация кардинально меняется. По всей стране военные университеты готовят младший офицерский состав из участников АТО. Я имел честь закончить самые первые офицерские курсы такого рода на базе Киевского национального университета обороны им. Ивана Черняховского. У нас преподавали блестящие педагоги, боевые полковники, люди энциклопедически грамотные и при этом с колоссальным боевым опытом. Также нас прогнали на программе имитационного моделирования боя JCATS для командного состава. НАТО нам предоставило право обучать по этой системе, состоящей из мощных компьютеров на километрах кабелей и сложнейшего программного обеспечения. К нам уже ездят со всего мира учиться, я видел даже китайских офицеров.

И вот парадокс, весь мир едет к нам, и только наше командование не считает обязательным проводить обучение всего офицерского состава через систему, на которой проводилась разработка операции "Буря в пустыне".

Сейчас, после ряда публикаций, ситуация начала меняться в положительную сторону. Уверен, что новые курсанты, а это уже взрослые мужчины с боевым опытом, которые сдали сегодня финальный экзамен и были зачислены в университет, будут проходить обучение на JCATS в обязательном порядке. 

Итоги

Подытожу эти два года. Мы живем в тяжелое время. Время перемен. И украинская армия 2016 сильнее в разы по сравнению с ее состоянием в 2014-м. Национальная гвардия, которую воссоздал из пепла генерал Сергей Кульчицкий, ее идеолог, погибший у меня на глазах - это не внутренние войска с их некомпетентным составом, не умеющим стрелять - а Сила, готовая дать отпор любому агрессору, пусть и ядерному.

Но, тем не менее, наш фонд "Мир и Ко" завтра опять собирает гуманитарный груз для военных, устанавливает современные койки с электромоторами в Ожоговом центре и принимает сотни переселенцев, а по факту беженцев, проводит курсы ГО для гражданских. 

И, тем не менее, Армия SOS продолжает сложнейшие проекты, включая обеспечение нашей артиллерии единой системой наводки, Юрий Касьянов продолжает поставлять сверхдешевые и при этом современные беспилотные аппараты, способные летать в любую погоду, "Патриоты" - учить тактической медицине, "Народный тыл" - передавать военный транспорт и спецсредства.

Война идет, и я боюсь, что придется подытоживать и следующие два года АТО".

«
Предыдущий пост
Следующее
»
Следующий пост
Предыдущее

Комментариев нет

Видео

Cat-5

Cat-6