Translate:

Реклама 2


Резолюция Европарламента, где четко записано, что санкции против России не будут сняты, пока Крым не вернется в Украину – это совершенно коренное, фундаментальное изменение позиции Европы. Конечно, при условии, что такая позиция по отношению к крымскому вопросу является окончательной и железобетонной, и не будет претерпевать изменений в будущем.

Если это действительно так – совершенно очевидно, что путинский режим обречен. Ему конец - в том или ином виде. Потому что при Путине Крым назад в Украину не уйдет. Это попросту невозможно.

А вот санкции, которые не будут отменены, пока Крым не будет возвращен Украине, не позволят российской экономике выжить. А значит, не позволят выжить и кремлевскому режиму.

Это означает то, что в английском языке называется open-ended – при существующем режиме у санкций нет конца.

И при этом open-ended-режиме санкций российская экономика просто не жилец. Россия будет продолжать оставаться токсичной как для иностранного инвестиционного капитала, так и для российского. В отношении российского инвестиционного капитала это подтверждается цифрами по бегству капитала и по катастрофическому падению инвестиций в уже существующие компании, уже существующие проекты. Общая токсичность заключается в катастрофическом, просто астрономическом увеличении того, что называется WACC - Weighted Average Cost of Capital, или средневзвешенной стоимости капитала.

Средневзвешенная стоимость капитала для всех российских компаний очень сильно выросла одномоментным скачком во время аннексии Крыма. Продолжала расти по мере развязывания войны на Донбассе и после сбития малазийского "боинга" в июле 2014 года. Она очень серьезно дальше росла при нескольких раундах вводимых санкций и при обретении Россией вот этого некоего статуса токсичного направления, токсичности для всего капитала – и российского, и международного.

Не будет отмены санкций – соответственно, вот эта средневзвешенная стоимость будет оставаться высокой. А такое положение вещей не может продолжаться вечно. Ведь компаниям, для того чтобы не то что прибыль получать, а хотя бы для того, чтобы не нести финансовых убытков, необходимы существующие или будущие проекты, доходность которых превышала бы вот эту средневзвешенную стоимость их капитала. А поскольку средневзвешенная стоимость капитала на такой высоте несовместима с жизнью любой компании – то эти компании начнут нести убытки. Некоторые их уже несут. Некоторым пока еще удается работать в ноль, но это продлится недолго. Немногочисленные прибыльные компании постепенно потеряют свои прибыли и тоже начнут нести убытки.

Смотрим дальше. Несколько кварталов финансовых убытков - и компании перестают быть платежеспособными по своим долгам. Начинается поголовное закрытие компаний. Или их банкротство. Когда банкротиться компании начнут массово, это вызовет массовую потерю рабочих мест. И, как следствие, массовое обнищание населения – и из-за потери работы, и из-за девальвации и других процессов.

Еще один немаловажный процесс – массовый коллапс финансового сектора, банковского сектора. И вот здесь есть простор для дискуссий, что же наступит быстрее. То ли банковский сектор взорвется и поэтому реальная экономика рухнет практически одномоментно – то ли реальная экономика начнет падать такими темпами, что это приведет к обрушению банковской системы, поскольку процент дефолтов возрастет практически мгновенно.

Что обвалится первым и сразу же потащит за собой второе – не столь важно, в принципе. Так или иначе, но это произойдет. Потому что средневзвешенная стоимость капитала не может продолжать быть такой же высокой и стремиться стать еще выше без последствий, перечисленных выше.

Существует определенный спектр действий, которые может предпринять так называемое российское правительство. Все они – с ограниченными шагами и с безграничными негативными последствиями.

Например, можно начать печатать рубли – и в процессе полного коллапса банковской системы попытаться спасти таким образом два, три или четыре так называемых системообразующих банка. Тот же "Сбербанк" или ВТБ, например.

Конечно, идеально было бы, если бы в Кремле научились печатать доллары. Но напечатать доллары невозможно. Как невозможно сделать то, что делали Соединенные Штаты Америки в 2008 году после падения Lehman Brothers и последовавшего краха финансового сектора, когда крупнейшие финансовые компании или же обанкротились, или были на грани банкротства и смогли его избежать благодаря действиям американского правительства. Я имею в виду такие компании как Citigroup – самая большая финансовая организация в мире была фактически национализирована (потом, правда, ее снова успешно приватизировали). Падали многие банки. Bear Stearns оказался на грани банкротства в марте 2008 года, от которого банк спасся благодаря тому, что его купил JP Morgan Chase. На Lehman Brothers не нашлось покупателя - и он обанкротился. Одновременно с Lehman падал и Merrill Lynch, который был куплен банком Bank of America. Обанкротились такие гиганты страховой индустрии как AIG… Но благодаря тогдашнему министру финансов США Полсону, был реализован план, вошедший в историю как "план Полсона", подразумевавший так называемое количественное смягчение. Это – печатание денег в той или иной форме. Это может быть не только физическое печатание бумаги, но и электронное кредитование или покупка новых инструментов. Есть много разных эквивалентов физического печатания денег.

Но в любом случае долларовый эмиссионный центр находится в США, в Вашингтоне. Он не находится в Москве. В Москве находится только рублевый эмиссионный центр. Так что в момент начала системного падения банковской сферы напечатать доллары не удастся. Удастся напечатать только рубли. 

Но как только они начнут массированно печатать рубли - девальвация произойдет не в два-три раза, это будет девальвация другого порядка – в 10, в 20 раз. Потому что есть множество различных мультиплицирующих эффектов от того, что произойдет, если начать массировано печатать рубли.

Естественно, при такой девальвации наступит гиперинфляция. Потому что Россия является чемпионом всех времен и народов по импортозависимости. Она даже саму себя в прежние периоды истории превзошла. Такой импортозависимости не было ни в Российской империи, ни в Советском Союзе, ни в начале существования постсоветсткой России. Трудно представить себе любую другую страну в мире, которая бы была столь сильно импортозависима. Соответственно, при многократной девальвации рубля цены на импортные товары, которые являются товарами первой необходимости, тоже многократно взлетят. Это будет реальная гиперинфляция. Плюс, если рубль девальвируется так сильно – он просто перестанет быть допустимой единицей расчета в международной торговле.


За это утверждение я уже получил изрядную долю критики. Мол, рубль и сейчас не является расчетной единицей в международной торговле. Потому что за рубли ничего не покупается и не продается. На самом деле, это не совсем так. Точнее, критики не совсем верно поняли мою мысль.

Представьте, что вы – импортер. Вам надо ввезти партию инсулина. А для этого необходимо поменять такое-то количество рублей на такое-то количество долларов – тогда вы ввезете свой товар. Или вы являетесь крупнейшим автомобильным дилером в России – ввозите автомобили. Вы и так терпите убытки, поскольку вы – импортер и у вас уже в разы меньше покупают автомобилей (или любых других импортных товаров). Тем не менее, у вас есть рубли, и вы примерно представляете по сегодняшнему курсу, сколько вам надо поменять этих рублей на валюту, в частности, на доллары, для того, чтобы купить новый товар – те же лекарства, автомобили или продукты питания.

Рублевая волатильность (то есть изменение курса) уже сегодня запредельно высока по историческим меркам. А если она еще и многократно превысит эти скачки, да еще к тому же произойдет многократная девальвация – то ни один импортер попросту не выживет. Ни один импортер не сможет, во-первых, иметь такое количество рублей – новое количество рублей за эти доллары. Во-вторых, у этого импортера никто не будет покупать продукцию – просто в силу того, что ее никто себе не сможет позволить. И в-третьих - вы же заключаете какой-то контракт на торговлю. У вас есть поставка товаров – и есть оплата. Это же не мгновенная сделка, как на фондовом рынке. По какому курсу платить, если он скачет на плюс-минус 10% в месяц? Или в день... Это все уже и так разрушено за последние два года с точки зрения банковских гарантий под договор. Разрушены торговые отношения, которые выстраивались последние 20 лет, где оплата происходила по факту поставок – теперь требуют предоплату. Разрушено все. И естественно, это поднимает стоимость финансирования, поднимает средневзвешенную стоимость капитала (в данном случае, для импортеров) – но при этом ты еще и не знаешь, какой курс будет завтра, послезавтра, через месяц. Не можешь представить себе даже в каких-то процентных изменениях.

Вот в этом отношении рубль точно прекратит быть расчетной валютой в международной торговле - даже в том определении того, как я его определяю. Потому что в моем понимании сегодня рубль, худо-бедно, такой единицей еще является: продали на "Форексе" рубли, купили доллары, закупили инсулин. А когда доллар стоит уже не 80 рублей, а 800, а завтра вообще неизвестно, сколько он будет стоить, 700 или 1000? Если такие амплитуды колебания курса станут ежедневными – развалится вся международная торговля между Россией и внешним миром.

И на самом деле мы идем к этой катастрофе семимильными шагами. И я даже боюсь представить себе все возможные последствия этой катастрофы.

Как мне кажется, все идет к такому развитию событий, при котором социальная напряженность – это будет давно пройденный этап. Будут социальные взрывы. Будут отваливаться регионы. Будут акты сепаратизма. Будет реакция Москвы на отвал регионов и акты сепаратизма, которая вполне может окончиться пролитием крови. И дальше все будет зависеть от того, как население отреагирует на все это.

Лично я не исключаю, что все это, в конце концов, может вылиться в гражданскую войну.

Вот куда ведет Россию Кремль.

Источник: Обозреватель
«
Предыдущий пост
Следующее
»
Следующий пост
Предыдущее

Комментариев нет

Видео

Cat-5

Cat-6